Вадим Ермолаев и Станислав Виленский: куда сбежали отмыватели денег террористов?

Вадим Ермолаев и Станислав Виленский, непубличные воротилы из Днепра и основные акционеры эстонского Versobank AS, две недели назад с позором ликвидированного местными властями, разразились в адрес последних гневной тирадой. 30 марта в газете «Закон и бизнес» было опубликовано открытое письмо этих двух господ, в котором они вполне прозрачно намекнули заместителю председателя эстонского центробанка Мадису Мюллеру, что за «базар» ему придется ответить.

Основной посыл «предьявы» днепровских миллионеров к эстонскому Мюллеру следующий. Во-первых, через Versobank AS на момент ликвидации деньги уже никто не отмывал (наверное, потому, что всё, что надо уже отмыли – прим. ред.), следовательно, ликвидировать банк было никак нельзя. Во-вторых, почему одним отмывать деньги можно, а нам нельзя?! И, наконец, в-третьих, (цитирую) «Вадим Еромолаев и Станислав Виленский требуют у эстонского регулятора официального опровержения информации о том, что на момент отзыва лицензии банк «систематически нарушал правила по борьбе с отмыванием денежных средств». Если опровержение не будет опубликовано в ближайшее время, акционеры банка обещают защищать свое имя способами, предусмотренными законом».

Даже если предположить, что Мадис Мюллер как любой принципиальный прибалт не забыл русский язык и читает нишевое украинское издание «Закон и бизнес», добраться до него он смог лишь 1 апреля, следовательно, счел сие послание чьей-то несмешной шуткой. Вероятно, исходя из такой логики, авторы через неделю тиснули свою «маляву» в несколько опять же украинских деловых изданий и на ряд менее серьезных ресурсов. А чтобы до Мюллера наверняка дошло, перевели письмецо еще и на английский, и пристроили на англоязычных версиях «Интерфакс – Украина» и 112.ua.

Впрочем, на самом деле основным адресатом послания Ермолаева – Виленского может быть не зампред Центробанка Эстонии, а генпрокурор Украины и следователи по делу днепровского «Актабанка». Который, по странному стечению обстоятельств, активно отмывал деньги в то же время, что и Versobank AS, и, как это не удивительно, принадлежал Вадиму Ермолаеву.

Но про дело «Актабанка» мы расскажем в следующий раз. А сейчас напомним, что, как мы писали ранее, основатели агрохолдинга «Алеф» Вадим Ермолаев и Станислав Виленский – стали владельцами Versobank AS шесть лет назад, 29 марта 2012 года. В это время на родине новоявленных эстонских банкиров набирало обороты беспрецедентное разграбление страны, инициированное «Семьей» Януковичей и их приспешниками. И именно Versobank стал тем «перевалочным пунктом», через который деньги «отмывались» и выводились в оффшоры.

Не удивительно, что, несмотря на свои «микроскопические» размеры банк Ермолаева – Виленского приобрел широкую известность в специализированных кругах. В Латвии летом 2015-го он вызвал грандиозный скандал, став объектом расследования компетентных органов из-за подозрения в отмывании денег. На родине же своих отцов-основателей, в Украине, он попал в «черный список» Нацбанка из-за рискованных финансовых операций.

Уже через год после покупки Ермолаевым и Виленским Versobank AS, тот приступил к масштабному отмыванию денег. По данным местной прессы, через его счета в 2013-2014 годах русская мафия переправила в оффшоры 205 млн евро.

Как писало в прошлом году интернет-издание Postimees, руководитель Финансовой инспекции Эстонии Килвар Кесслер рассказал, что с апреля 2015 года по ноябрь 2016 года в Versobank провели три проверки: «Две из них были связаны с требованиями воспрепятствования отмыванию денег и терроризму, а одна – с проверкой оказания услуг за рубежом».

Проверка, проведенная на месте в 2015 году, выявила ряд недостатков в деятельности банка. В предыдущем, 2014-м, году в Versobank был час-пик отмывания российско-молдавских денег, когда ежемесячные денежные потоки местами достигали десятков миллионов долларов.

«Для прекращения нарушений 8 августа 2016 года Финансовая инспекция сделала Versobank предписание, которым мы обязали их привести свою деятельность в соответствие с Законом о кредитных учреждениях, а также с Законом о воспрепятствовании отмыванию денег и терроризму», - сказал Кесслер.

Предписанием банк обязали обеспечить соответствие учреждения тем требованиям, которые минимизируют риски для отмывания денег: «Также мы приказали банку согласовать создание своих бизнес-отношений и методы по надзоры с принципами «знай своего клиента». Проще говоря, инспекция потребовала, чтобы в дальнейшем банк знал, кто реально проводит через него деньги под прикрытием частного предприятия.

Но всего через месяц после отправки этого предписания, инспекция начала новую проверку в Versobank. И вновь были найдены упущения в воспрепятствовании отмыванию денег и терроризму, а также оказании банковских услуг за рубежом. Поскольку банк после первой проверки ничему не научился, за короткий период Versobank получил уже второе предписание.

Собравшееся в декабре 2016 года правление банка решило, что руководивший Versobank в течение 12 лет Рихо Расманн должен уйти со своей должности. Грубо говоря, из него сделали «козла отпущения». Отметим, что наблюдательный совет Versobank до сих пор возглавляет лично Вадим Ермолаев, а в правление банка входит его сын Артур. Сомнительно, что Ермолаевы не знали, чем занимается их банк.

Вадим Ермолаев и Станислав Виленский - "мойщики" из Versobank безнаказанно портят имидж Украины

Скандально известные днепровские бизнесмены-аферисты Вадим Ермолаев и Станислав Виленский снова попали в поле зрения государственной полиции Латвии. Эстонский «Versobank», собственниками которого являются Ермолаев и Виленский, обоснованно подозревается в легализации средств полученных преступным путем.

Свою преступную деятельность на территории европейского государства украинские бизнесмены осуществляют при помощи и под прикрытием Майи Трейя, которая занимается вопросами отмывания денег и входит в Комиссию по рынку финансов и капитала Латвии. Учитывая стремление Украины в Евросоюз, финансовые преступления Ермолаева и Виленского могут вылиться в международный скандал.

Хотя надзором за деятельностью кредитных учреждений в Латвии занимается Комиссия по рынку финансов и капитала (Finanšu un kapitāla tirgus komisija, FKTK), которая также может принять решение о закрытии банка, если тот занимается легализацией средств, полученных преступным путем, произошедшее в конце лета текущего года прекращение деятельности «оболочечного банка» (shell bank), все же осуществила Государственная полиция. Есть несколько фактов, создающих подозрения, что FKTK сознательно закрывала глаза на незаконную деятельность этого банка и даже прикрывала ее, сообщает издание tvnet.lv.

Управление по борьбе с экономическими преступлениями (Ekonomisko noziegumu apkarošanas pārvaldes, ENAP) в июне задержало группу иностранных граждан, которая занималась легализацией средств, полученных преступным путем, в крупных размерах, осуществляя функции деятельности «оболочечного банка». При проведении обыска в связи с «оболочечным банком» выяснилось, что большая часть сделок уходила далее в Versobank, который не был официально зарегистрирован в Латвии ни как филиал, ни как дочерний банк, хотя развернутая им деятельность требует на территории Латвии официальной регистрации кредитного учреждения, а не предоставления услуг в свободных рамках. Хотя нормативные акты определяют, что именно FKTK обязана реагировать, если какое-либо кредитное учреждение Европейской экономической зоны (ЕЭК) разворачивает свою деятельность шире, чем предусматривается регламентом ЕС о свободе предоставления услуг, орган надзора за банками, кажется, вообще сделал вид, что не заметил этих событий.

Почему КРФК не заметила широкую деятельность Versobank в Латвии?

FKTK, хотя и отказалась от комментариев по поводу деятельности этого кредитного учреждения и их законности, все же признала, что до марта этого года банк как представительство лицензированного в Эстонии кредитного учреждения официально осуществлял деятельность в Латвии, но за надзор за ней было ответственно эстонское учреждение по надзору за финансами. Этот банк в Латвии имел право предоставлять только финансовые услуги без физического присутствия по принципу свободы предоставления услуг, пояснили в FKTK.

Однако из достоверных источников в полиции стало известно, что обыск, проведенный в офисе Versobank на ул. Мукусалас, обнаружил, что кредитное учреждение значительно превысило принцип свободы предоставления услуг, по которому действующими в Латвии зарегистрированы более 300 кредитных учреждений ЕЭК. Во время обыска изъяты и калькуляторы кодов, и дела клиентов, и наличные деньги, и все говорит о том, что Versobank фактически развернул в Латвии деятельность такого объема, который требует, как минимум, регистрации филиала. К тому же с работниками, которых там оказалось как минимум несколько десятков, договоры были заключены эстонским Versobank, поэтому и все налоги за этих работников, которые реально работали в Латвии, к тому же значительно более продолжительное время, чем разрешено нормативным регулированием, платились в соседнем государстве.

Как пояснила нашему изданию некая персона, специализирующаяся на надзоре за банками, не желающая раскрывать свое имя, FKTK не могла не заметить, что Versobank фактически развернул деятельность кредитного учреждения, предоставляя полный спектр услуг значительному числу клиентов, что должно было бы являться причиной для официальной регистрации деятельности в Латвии.

Отношения сотрудницы FKTK с должностным лицом Versobank

К тому же в распоряжении нашей редакции есть неофициальная информация, что FKTK прекрасно знала о происходящем в этом банке беззаконии и отмывании «грязных» денег. В FKTK ответственной за вопросы отмывания денег является Майя Трейя(Maija Treija), работавшая в свое время в Multibanka, который Государственная касса США оценила как финансовое учреждение, которое вызывает «первичные опасения об отмывании денег». Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями Государственной кассы США в тот раз сделала вывод, что Multibanka используется для криминальных целей, чтобы осуществлять легализацию нелегально полученных средств

В свою очередь, членом правления представительства Versobank был Владимир Фогель (Vladimirs Fogels), который тоже в свое время работал в Multibanka в тесном контакте с Майей Трейей и после ее перехода на работу в FKTK сохранил с ней дружеские и близкие отношения. Они были замечены как отдыхающими вместе, так и в дружеских отношениях в кругу коллег.

Именно эти их тесные отношения вызывают подозрения об истинных причинах, по которым FKTK никаким образом не реагировала на деятельность Versobank в Латвии, а также делала вид, что не замечает происходящего в нем отмывания «грязных» денег. Майе Трейе как главной ответственной за вопросы отмывания денег и его предотвращения, вероятнее всего, было прекрасно известно, чем занимается возглавляемое ее другом и знакомым кредитное учреждение, однако должность и доверенные обязанности прекрасно давали возможность скрывать происходящие в банке незаконные действия.

Еще больше эти подозрения усиливает факт, что после того, как полиция провела обыск в Versobank, именно Майя Трейя явилась в ENAP, к тому же не свидетельствовать по возбужденному делу, а собирать информацию. Хотя руководитель FKTKПетерс Путниньш ( Pēters Putniņš ) и отрицал, что Трейя посещала ENAP, в распоряжении редакции есть фотографии, на которых зафиксировано, что она 15 июля явилась в офис ENAP на ул. Стабу, а также после этого покинула его.

Из надежных источников в полиции стало известно, что она явилась узнать, что именно обнаружила полиция, какие действия планирует совершать, какие решения приняты и по какой статье планируется возбудить уголовный процесс.

FKTK могут призвать к ответственности за препятствие расследованию

Между тем полиция в недоумении по поводу промедления FKTK в даче заключения о том, не нарушил ли Versobank принцип свободы услуг и не требовали ли объемы развернутой им деятельности официально зарегистрировать предпринимательскую деятельность в Латвии. Поэтому полиция рассматривает возможность призвать FKTK к ответственности за препятствие расследованию.

Однако FKTK фактически попала в тупик. Если она признает, что Versobank действовал в рамках свободы предоставления услуг, ей придется предъявить заключенный с эстонским надзирателем за банками договор о том, что надзор за этим кредитным учреждением осуществляет эстонский регулятор банков. В свою очередь, если она признает, что Versobank превысил границы свободы услуг, это означает, что именно FKTK должна была прекратить эту незаконную деятельность и потребовать зарегистрировать предпринимательскую деятельность в Латвии официально. Однако и этих действий FKTK не предприняла.

Неофициальная деятельность позволяет выйти из-под надзора

Как пояснил специалист по надзору за банками, ни один из нормативов точно не определяет, начиная с какой суммы или числа клиентов кредитное учреждение для деятельности в Латвии должно регистрировать филиал или дочернее предприятие. Поэтому существует возможность определять это и субъективно. Поэтому и в этом случае FKTK, вероятнее всего, надеялась, что никто не заметит деятельность, развернутую Versobank в Латвии.

Если бы Versobank зарегистрировал свою деятельность в Латвии официально, он был бы обязан предоставить сведения о подозрительных и непонятных сделках как Службе по предотвращению легализации средств, полученных преступным путем, так и КРФК. Таким образом, и связь с «оболочечным банком» удалось бы констатировать быстрее. Однако, поскольку за деятельностью Versobank в Латвии никто не наблюдал, он без проблем мог сотрудничать с «оболочечным банком», деятельность которых в Латвии запрещена.

Не секрет, что FKTK в последнее время была особенно принципиальной по отношению к официально работающим в Латвии банкам, налагая на них многомиллионные штрафы за ненадлежащий надзор за клиентскими сделками, которые могли привести к отмыванию «грязных» денег. Однако против кредитного учреждения, которое действовало подпольно и вне закона, FKTK не выдвинула никаких санкций и даже сделала вид, что вообще не заметила его активной деятельности на территории нашего государства по обслуживанию многомиллионных сделок по отмыванию «грязных» денег.

Многомиллионные «грязные» сделки

КРФК после задержания работников банка сообщила, что объем платежей, которые ежедневно проводил «оболочечный банк», достигал нескольких миллионов. Уголовный процесс начат по статьям 195 (легализация средств, полученных преступным путем) и 208 (запрещенная предпринимательская деятельность) Уголовного закона.

Согласно Закону о предотвращении легализации средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма в Латвии запрещена деятельность «оболочечных банков». «Оболочечным банком» считается кредитное учреждение, руководство, персонал или место предоставления финансовых услуг которого не находятся в стране, в которой оно зарегистрировано, и у которого нет органа надзора за его деятельностью, а также у лица, которое предоставляет услуги, близкие к услугам кредитного учреждения, осуществляя перечисления безналичных денег по поручению третьего лица, нет органа надзора и контроля его деятельности.

Работники ENAP пояснили, что такое нелегальное учреждение, возможно, действует в Риге, в помещениях арендованного офиса. При проверке информации было констатировано, что несколько лиц ведут незаконную деятельность, соответствующую функциям «оболочечного банка», и осуществляют легализацию средств, полученных преступным путем, в крупных размерах.

В эту преступную деятельность были вовлечены и несколько человек, которые выполняли техническую работу: составляли фиктивные договоры о якобы проведенных сделках, осуществляли перечисления согласно указаниям вовлеченных лиц, а также обеспечивали ИТ-поддержку. Эти лица для прикрытия своих действий использовали несколько предприятий в Латвии, Эстонии, Польше, России и других странах, а также их расчетные счета в нескольких кредитных учреждениях. Объем платежей, которые ежедневно осуществлял «оболочечный банк», достигал нескольких миллионов евро.

Задержаны в общей сложности три персоны — иностранные граждане. Чтобы не допустить уничтожения доказательств, Государственная полиция проводила обыск в офисных помещениях «оболочечного банка» с привлечением антитеррористического подразделения «Омега». Во время обыска удалось изъять важные доказательства — различные платежные средства, носители информации, деньги, документы и записи «черной» бухгалтерии.

Как свидетельствует информация базы данных Lursoft, представительство банка работало в Латвии с октября 2013 года до 10 марта этого года.

Крупнейший акционер эстонского банка — украинское предприятие «Укрсельхозпром», которое является частью концерна Alef и принадлежит двум предпринимателям из восточного города страны Днепропетровска Вадиму Ермолаеву (Vadym Iermolaiev) и Станиславу Виленскому (Stanislav Vilenskyy), свидетельствует информация, доступная на домашней странице банка.

Вадим Ермолаев, Станислав Виленский, adult, +18

Борьба с распространением информации у различных нечистоплотных делков выходит на новый уровень. Ранее мы писали о том как горе-специалисты пытались выбить из SERP (страницы выдачи Google) не угодные им материалы с помощью жалоб на якобы плагиат.

Теперь мы столкнулись с новой технологией, когда нанятые делками горе-специалисты пытаются выбить из поисковой выдачи страницы используя поисковый спам. Т.е. массово закупая на говносайтах ссылки с одинаковыми анкорами (ключевыми словами). А для усиления эффекта анкоры содержат слова откровенной «адалт» тематики. В нашем случае слово «педофилия»

Команда проверила входящие на наш сайт ссылки с помощью сервиса и заметила неестественное увеличение ссылочной массы причем все новые ссылки содержали слово «педофилия».

Все ссылки вели на статьи о Вадиме Ермолаеве и Станиславе Виленском. Это можно увидеть например на одной из мусорных площадок .

Таким образом наемные сеошники этих товарищей, с помощью так называемого «сылочного бума» — резкого наращивание ссылочной массы, пытались понизить в посковой выдаче или вовсе выбить из нее, да и многие другие сайты.

Немного SEO ликбеза про ссылочный бум и резкое наращивание ссылочной массы

Раньше ссылочный бум был опасен, сейчас же с этим явлением всё неоднозначно. Скорее это не работает совсем. Ссылочный бум может быть только опасен, и то не факт, для молодых сайтов, так как у них ещё нет большой ссылочной массы, да и доверия от поисковиков не так много.

Его суть заключается в том, что за короткий промежуток времени на страницы сайта закупается большое количество ссылок со спамных площадок (говносайтов). При этом эти ссылки делаются явно SEOшными: со спамными анкорами, нередко с ноткой, а, может, и целой симфонией адалта.

Но «мастодонты» от SEO не учли то, что мы не продвигаем сайт по запросу «педофилия», у нас и контента подходящего нет, а Google давно научился распознавать такие действия недоброжелателей. Поэтому подобные телодвижения могли быть эффективными в году 2008-2010 но ни как не сейчас.

Сейчас эти говноссылки просто не будут учитываться Google, что мы и видим в нашей Search Console.

Также мы видим, что сайт по запросу Вадим Ермолаев не выпадает из выдачи Google как и другие сайты которые подверглись ссылочный буму +18 SEOшников Ермолаева и Виленского.

В общем опять наших горе-бизнесменов развели на деньги горе-seoшники. Это уже становится тенденцией.

Виленский и Ермолаев отмывают и выводят деньги — схемы, обнал, оффшоры

Непубличные миллионеры из Днепра выводят в офшоры миллиарды. Как отмываются и выводятся зарубеж деньги семьи Януковича, Курченко и Арбузова. Днепропетровские делки, партнеры Калетника и Рудьковского — Вадим Ермолаев и Станислав Виленский. Махинации в администрации президента и Укроборонпроме.

Грязная банковская «оболочка»

«Этим летом в маленькой Латвии разгорелся крупный финансовый скандал с коррупционным душком, пишут [громкие дела]. По информации местного интернет-издания Kompromat.lv, в июне этого года ENAP (Управление по борьбе с экономическими преступлениями Латвии, Ekonomisko noziegumu apkarošanas pārvaldes) задержал группу иностранных граждан, которая занималась легализацией средств, полученных преступным путем. Причем, в крупных размерах.

Так, несколько граждан Российской Федерации занимались технической работой: составляли фиктивные договоры о якобы состоявшихся сделках, производили перечисления, обеспечивали ИТ-поддержку.

При проведении обыска с использованием спецподразделения выяснилось, что часть сделок уходила далее в эстонский Versobank AS, который не был официально зарегистрирован в Латвии ни как филиал, ни как дочерний банк. Хотя развернутая им деятельность, по версии следствия, требует на территории Латвии официальной регистрации кредитного учреждения, а не предоставления услуг в свободных рамках.

В результате — в отдельном производстве в ENAP оказалось дело в связи с «оболочечным банком».

Под банком-оболочкой понимается кредитное учреждение, чье руководство и место оказания услуг не находятся в стране, в которой банк зарегистрирован, и его работа не контролируется. В Латвии деятельность таких банков запрещена.

Сегодня существует группа лоббистов, которые пытаются прекратить расследование в отношении деятелей из эстонского Versobank, — рассказывает источник Kompromat.lv в Полиции безопасности.

По словам источника Kompromat.lv, обыск в офисе на улице Мукусалас (Rīga, Mūkusalas iela 101) закончился задержанием работницы банка Натальи Шилиной (Natalja Šilina).

Удивительно, но ни член Наблюдательного совета Versobank Владимир Фогель (Vladimirs Fogels ), ни его коллега — руководитель Управления обслуживания клиентов Мария Сутырина (Marija Sutirina), ни член правления Артур Ермолаев не задерживались полицией. Сложно представить, что они не знали о том, чем именно занимается работница Наталья Шилина, — говорит источник Kompromat.lv в Полиции безопасности.

По словам источника Kompromat.lv, жители Днепра Артур Ермолаев и его жена Кристина (Москаленко) часто бывают в Латвии.

С 2012 года эстонский Versobank принадлежит украинской агропромышленной компании UKRSELHOSPROM PCF LLC, входящей в состав корпорации «Алеф», конечными бенефициарами которой являются Вадим Ермолаев (отец Артура) и Станислав Виленский.

Согласно официальному сайту банка, Ермолаев и Виленский входят в его правление. Также на нём указано, что Versobank AS также имеет представительство в Киеве и Днепре. Однако в перечне банков, имеющих лицензию Нацбанка Украины, его нет. Очевидно, что в нашей стране Versobank AS ведет такой же «оболочечный» образ жизни, как и в Прибалтике. То есть, отмывает деньги всех желающих за свою долю.

Это финансовое учреждение уже попадало в наше поле зрения. Как писал CRiME, в октябре 2015 года компания «Укринмаш», входящая в государственный концерн «Укроборонпром», перечислила на счета в Versobank AS $1,92 млн британской оффшорной компании Fuerteventura Inter LP за «агентские услуги», якобы оказанные при поставке в ОАЭ боеприпасов из украинских арсеналов. На самом деле, как считают следователи НАБУ, никаких услуг британская «офшорка» украинской оружейной компании не предоставляла, и без малого два миллиона долларов прилипли к рукам коррумпированных чиновников. На момент составления соглашения с британцами и.о. гендиректора «Укринмаша» был Владимир Омельянчук, а его заместителем – Леонид Крючков. Последний известен как собственник оффшора «Бейрок Файненс Лимитед», на который выводились средства экс-министра энергетики Эдуарда Ставицкого.

65 млрд за два с половиной года

В Украине Станислав Виленский и Вадим Ермолаев причастны к грандиозной схеме отмывания денег, проведенной через принадлежащий им «АктаБанк».

Два года назад Национальный банк заблокировал работу одного из крупнейших «отмывочных» банков страны. Как писало интернет-издание FinMaidan, постановлением № 576 НБУ отнес АктаБанк к категории неплатежеспособных. После чего Фонд гарантирования вкладов физлиц с 17 сентября 2014-го ввел в банк временную администрацию сроком на три месяца. Уже в январе этого года срок ликвидации «прачечной» был продлен до 15 января 2018-го. FinMaidan оказались данные о том, что днепропетровский АктаБанк за более чем два года обналичил иностранную валюту через счета физлиц на общую сумму 65 млрд грн.

Еще в мае 2014 года НБУ провел внеплановую выездную проверку ПАО «АктаБанк». По данным FinMaidan, в ходе проверки инспекторы НБУ изучали, насколько учреждение выполняет требования законодательства в вопросах предотвращения и противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма. Эта проверка в разгар майских праздников выявила то, что инспекторы не замечали в годы, когда Нацбанком руководили Игорь Соркин и Сергей Арбузов.

«За 2012, 2013 годы и четыре месяца 2014-го клиенты ПАО «АктаБанк» – физические лица получили со своих текущих счетов наличные средства в иностранной валюте на сумму, которая в гривневом эквиваленте превышает 65 млрд грн», – говорится в распоряжении НБУ № 29-р от 22 мая 2014-го. Только за 2013 год было выдано валютной налички на 27 млрд грн. За январь-апрель 2014-го еще 4 млрд грн. Таким образом за 2012 год «обнал» составил рекордные 34 млрд грн.

Для примера: 31 млрд грн, снятые со счетов в 2013 году – начале 2014 года, составляли 10% всего объема иностранной валюты, выданной банками страны за этот период (321 млрд грн).

В решении комиссии НБУ говорится, что паспортные данные клиентов банка хранились не в полном объеме – отсутствовали копии их фотографий и адреса проживания. Инспекторы НБУ выявили, что правила внутреннего финансового мониторинга АктаБанка, программа идентификации клиентов, программа оценки и управления рисками легализации преступных доходов, осуществление финансового мониторинга за депозитными операциями противоречат требованиям законодательства.

21 мая 2014-го комиссия НБУ решила на несколько месяцев запретить АктаБанку привлекать депозиты физических лиц, в том числе путем выпуска депозитных сертификатов, открывать гривневые счета розничным клиентам, выплачивать с них наличные, кроме случаев выплаты зарплат, пенсий, стипендий, оплаты лечения и образования. Кроме того, было предложено отозвать у АктаБанка генеральную лицензию № 243-3 от 5 октября 2012 года на осуществление валютных операций.

АктаБанк не согласился с Нацбанком и тут же оспорил оба решения в суде. 27.05.2014 Окружной административный суд Киева в рамках рассмотрения дела № 826/7241/14 приостановил действие распоряжения НБУ об отзыве генеральной валютной лицензии в качестве обеспечительной меры по иску. Нацбанку было запрещено отключать АктаБанк от Системы подтверждения договоров на межбанковском валютном рынке (ValCli). Через два дня суд приостановил действие решения комиссии НБУ о запрете привлечения вкладов. «Постановление подлежит немедленному исполнению, обжалование не останавливает его выполнение», – решил суд, поскольку увидел «очевидную опасность причинения вреда правам, свободам и интересам ПАО “АктаБанк”». НБУ был вынужден распоряжением № 321-р восстановить действие валютной лицензии АктаБанка.

Это дело АктаБанк все же проиграл – 9 сентября 2014-го в Киевском апелляционном административном суде. Но пока длились суды, в конце июля 2014 года «АктаБанк» предоставил кредиты четырем компаниям, связанным с Ермолаевым, на общую сумму $38 миллионов долларов под залог имущества предприятий, расположенных в зоне АТО (Луганск), после чего досрочно предъявил требования по погашению кредитов, зная, что средства не будут возвращены. По данному факту на сайте ГПУ сообщалось, что в отношении должностных лиц «Актабанка» за растрату более 400 миллионов гривен средств вкладчиков прокуратура открыла уголовное производство.

Примечательно, что в феврале-марте 2014 года АктаБанк среди прочих «моек» был задействован выводе за рубеж транша размером в $200 млн. Эти деньги, как писал CRiME, принадлежали Курченко, Арбузову и Клименко. Но до «адресатов», на тот момент уже «прописавшихся» в Москве, якобы не дошли.

В структуре капитала днепропетровского АктаБанка на 27 августа 2014 года Артуру Вадимовичу Ермолаеву, зарегистрированному в Днепропетровске, принадлежало 5%. Его бабушке Светлане Ермолаевой через доверительных агентов, кипрскую и украинские компании, – порядка 70%. Ее сын Вадим Ермолаев вместе со Станиславом Виленским владеет днепропетровской группой «Алеф», в структуру которой входит в том числе аграрный бизнес.

Опасные полезные связи

Как писал CRiME, ранее «конторы» Ермолаева-Виленского были замечены в тесных контактах с украинской оружейной мафией и наркосиндикатами.

В этом контексте в прессе упоминался офис украинской корпорации FIM Group на Каймановых островах. FIM Group принадлежит коммунистке Оксане Калетник и корпорации «Алеф» в лице Вадима Ермолаева и Станислава Виленского.

Двоюродный брат Оксаны Калетник – Игорь Калетник – во времена Януковича возглавлял украинскую таможню. И, как неоднократно упоминалось в прессе, оказывал преференции своим партнерам Вадиму Альперину, Игорю Урбанскому и Николаю Рудьковскому, компании которых были задействованы в оружейных схемах, в том числе и нелегальных.

Структуры Ермолаева-Виленского также оказали эффективную помощь Дмитрию Елманову в «кидке» государственного «Укрэксимбанка» на 590 млн грн. Елманов – бывший муж Оксаны Калетник, с которой, впрочем, сохранил хорошие деловые отношения.

CRiME ранее писал, что в августе 2014 года прошлого года Елманов стал внештатным советником Бориса Ложкина, ныне уже бывшего главы Администрации президента, и возглавил департамент по вопросам деятельности правоохранительных органов и противодействия коррупции АП. Через несколько месяцев Ложкин его уволил. В прошлом году Елманов пытался возглавить одно из ключевых управлений Национального антикоррупционного бюро, но не смог пройти конкурс из-за коррупционного скандала, связанного с получением статуса участника боевых действий в зоне АТО. Примечательно, что уже в этом году НАБУ приступило к расследованию мошеннических сделок «Укроборонпрома», в том числе и той, «откат» от которой отмывался через эстонский банк Ермолаева-Виленского.

В 2015 году в СМИ циркулировали слухи, что дела Вадима Ермолаева плохи, и он бежал за границу. Но уже в конце прошлого года – начале этого структуры, с ним связанные, выиграли тендеры госпредприятия «Порт «Южный» на общую сумму в 60 млн грн. Менее месяца назад Ермолаев лично купил компанию AC-Terra Inteational Ltd, торгующую в Украине сельхозтехникой. В общем, стоит отметить, дела у него идут очень даже неплохо, несмотря на то, что по закону он должен лишиться всего, нажитого «непосильным трудом».

Почему он, а также многие другие, упомянутые в наших расследованиях, персонажи до сих пор не понесли ответственность и безмятежно приумножают свои капиталы? Почему у тех, кто хочет их призвать к ответу, возникают проблемы? Об этом мы расскажем в следующий раз.»

Вадим Ермолаев и Станислав Виленский — ниточки афер тянутся в Данию

Как сообщает Deutsche Welle, Danske Bank находился в центре скандала с отмыванием денег на общую сумму $3,9 млрд, однако полученные газетой Berlingske банковские выписки 20 различных компаний показали, что речь идет о значительно большей сумме — $8,3 млрд.Компании, выписки которых получила газета, были связаны с международной коррупционной схемой, разоблаченной российским адвокатом Сергеем Магнитским, который умер в российской тюрьме в 2009 году. Бывший клиент Магнитского, глава инвестиционного фонда Hermitage Capital Билл Браудер, которого выдворили из России за разоблачение коррупции в крупнейших российских государственных компаниях, сообщил, что в Danske Bank отмывались деньги после того, как они проходили через «сложную сеть фиктивных компаний и банков для отмывания денег» в Молдове, Эстонии, Латвии, Литве и Украине.

Как ранее сообщал UBR, Европейский центральный банк (ЕЦБ) по предложению Финансовой инспекции Эстонии аннулировал 26 марта 2018 года лицензию кредитного учреждения, выданного банку Versobank AS, которым владеют граждане Украины Вадим Ермолаев и Станислав Виленский. Лицензия аннулирована в связи с существенными и длительными нарушениями требований закона, в первую очередь в сфере борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма.

Вадим Ермолаев «отмывший» 65 млрд грн мафии, вышел сухим из воды.

Непубличный миллионер из Днепра, совладелец «Актабанка» Вадим Ермолаев, в свое время помогший приспешникам Януковича вывести десятки миллиардов в «тень», очевидно, «замолил» свои старые грехи перед постреволюционной властью.

Нынче ни он, ни его партнеры и приближенные не фигурируют в уголовных делах. Более того, вроде как разорившийся банкир приумножает свои капиталы и фактически выступает в роли жертвы, пишет в своем обзоре для CRiME и [громких дел] Иван Помидоров.

В конце прошедшей недели стало известно, что дело уполномоченного ФГВФЛ Юлии Приходько, обвиняемой в вымогательстве $5 млн, направили в Верховный суд для определения подсудности. Эту весьма немаленькую сумму Приходько, согласно материалам обвинительного заключения, вымогала у Игоря Шестопалова, экс-председателя правления ПАО «Актабанк», до ликвидации принадлежавшего Вадиму Ермолаеву. За что она требовала эти деньги (как и о многом другом), подробней расскажем ниже.

Как пишет 368.media со ссылкой на материалы дела, в апреле 2018 года обвинительный акт в отношении Приходько поступил в Бабушкинский районный суд Днепра. Но известно, что Приходько получила взятку на территории Киева. Апелляционный суд решил, что преступление, в совершении которого обвиняется Приходько, было начато и закончено на территории Печерского района Киева, является юрисдикцией Печерского райсуда Киева, следовательно, уголовное дело не подсудно Бабушкинскому районному суду Днепра. Также об изменении подсудности просила и защита, поскольку нарушение подсудности является существенным нарушением и влечет за собой отмену приговора суда.

Почему ГПУ направила обвинительный акт в Днепр, в материалах суда не указано. Но известно, что ПАО «Актабанк», у представителей которого требовали деньги, зарегистрирован в Днепре. И там у их имеются серьезные связи в судах и правоохранительных структурах.

Как вытекает из фабулы уголовного производства, на контакт с Шестопаловым Приходько вышла в марте 2017 года. Изначально она требовала с бывшего главы банка $6 млн, в обмен обещая отдать ему договора «Актабанка» с вкладчиками и заемщиками, заключенные в 2014 году. Оригиналы хранились в квартире подозреваемой — прокуратура изъяла их при обыске.

Приходько как ликвидатор банка якобы угрожала Шестопалову инициировать признание этих сделок ничтожными. Фактически это означает, что банк отказывается обслуживать свои обязательства перед крупными вкладчиками (категория «200+», юрлица, физлица-предприниматели, с которыми Фонд рассчитывается за счет продажи активов банка-банкрота). В дополнение к этому, Приходько якобы угрожала Шестопалову распродажей ликвидного имущества «Актабанка» по заниженным ценам.

Эти искусственные препятствия, согласно судебному определению, были чреваты Шестопалову «репутационными проблемами». Переговоры с ним чиновница Фонда и ее сообщник вели с марта по май 2017-го, согласившись в процессе снизить размер взятки до $5 млн.

Впрочем, по более чем странному стечению обстоятельств в обвинительном заключении не отобразилась пара нюансов. Во-первых, Игорь Владимирович не настолько богатый человек (и это не могла не понимать Приходько), чтобы согласиться отдать миллионы долларов за сохранение репутации (тем более, там и сохранять-то особо нечего). Во-вторых, исполни Юлия Приходько свои угрозы, пострадал бы не столько Игорь Шестопалов, сколько главные бенефициары прокрученных в «Актабанке» махинаций – его владельцы Вадим Ермолаев и Станислав Виленский. Но в деле они не упоминаются никак – даже в роли пострадавших или свидетелей.

Так или иначе, 7 июня прошлого года Приходько задержали в офисе «Актабанка» как раз в то время, когда предназначенные для нее $5 млн были помещены (кто именно это сделал — в деле не указано) в ячейку в «Укргазбанке». В личном банковском сейфе подозреваемой следователи обнаружили еще $500 тыс. Со своей стороны защита чиновницы настаивает на единственном аргументе — вину Приходько пока нельзя считать очевидной, поскольку во время задержания таких денег при ней обнаружено не было.

«Приходько звонила начальнику отделения Укргазбанка, говорила, что для нее что-то принесут, и она решит, что с этим делать. Это факт. Второй факт, что на самом деле речь идет не об этой сумме. Скорее всего, это сделано для того, чтобы привлечь к этому случаю максимум внимания. Заявление о сотнях тысяч долларов, возможно, такого резонанса не вызвало бы», — писала «Экономическая правда» со ссылкой на неназванный источник в ФГВФЛ.

Впрочем, если у читателя начала закрадываться мысль, что мы тут будем оправдывать Юлию Приходько, сразу развеем подобные домыслы: электронные декларации, поданные ею в 2016 году, содержат явный намек на жизнь не по средствам. Тут всё несколько сложнее. И даже чуточку смешно.

Начнем с того, какие договора, заключенные «Актабанком» накануне банкротства, стали поводом для шантажа госпожой Приходько гражданина Шестопалова. Как мы писали ранее, в июне 2014 года сразу четыре компании – ООО «АРМ-Технология», ООО «Торговая компания «Инвест-пром», ООО «Мегатрейд-сервис» и ДП «Украинская компания металлов и сплавов» – получили от «Актабанка» в общей сложности $38 млн и 15 млн гривен. Залогом по этим кредитам выступили имущество и недвижимость Луганского трубопрокатного завода, который еще в 2013 году вошел в орбиту Вадима Ермолаева, основного владельца «Актабанка». В итоге «крайним» стал не Ермолаев, а бывший председатель правления, упомянутый выше Игорь Шестопалов, который в августе 2015 года решением Жовтневого суда Днепропетровска был признан виновным в совершении преступления и получил «строжайшее» наказание – штраф в размере 8,5 тыс. гривен. А бремя погашения долгов перед вкладчиками «Актабанка» полностью легло на плечи ФГВФЛ, выплатившего возмещение в сумме более полумиллиарда гривен.

Отметим, что подручному Вадима Ермолаева Игорю Шестопалову вменяли не разбазаривание в пользу «шефа» порядка миллиарда гривен (если считать по курсу). Согласно материалам уголовного производства № 42015000000000846, состав его вины, по прокурорской версии, заключался в том, что он, грубо говоря, «набокопорил» с принятием на учет залогового имущества «Луганского трубопрокатного завода» (который на момент сделки был «отжат» оккупантами) на сумму в «аж» 115 тыс. грн (поэтому и наказание столь мягкое).

Примечательно, что смешной приговор Шестопалову вынесен в 2015-м, а ликвидатор вверенного ему Ермолаевым банка стала на путь шантажа в 2017-м. То есть, виновный за преступный эпизод, документами по которому Юлия Приходько якобы кого-то шантажировала, был назначен и, вероятно, с гомерическим хохотом его понес, а вторично судить одного и того же человека (в данном случае – Игоря Шестопалова) за одно и то же деяние у нас закон возбраняет. Может, в попавшей в руки Приходько документации «Актабанка» по поводу сего эпизода запечатлены более пикантные нюансы, задевающие интересы рыбы крупнее Шестопалова? (Да, автор вполне прозрачно намекает на Вадима Ермолаева и Ко).

Интересно, что делом Юлии Приходько занимался так называемый главк «К» Службы безопасности Украины, который вот уже который год курирует непотопляемый контрразведчик Павел Демчина. Подразделение, вверенное этому борцу с коррупцией, недавно было замечено в игре в поддавки со своим конкурентом по пищевой цепочке – Национальным антикоррупционным бюро.

Примечательно, что именно главку «К» подследственно и системное обналичивание средств банком Ермолаева в 2012-2014 годах, когда, по подсчетам НБУ, через «АктаБанк» ушло в «тень» 65 млрд грн.

Как мы писали ранее, 22 мая 2014 года вышло распоряжение Нацбанка № 29-р, гласившее: «За 2012-2013 годы и 4 месяца 2014 года клиенты ПАО «АктаБанк» — физические лица – получили со своих текущих счетов наличные средства в иностранной валюте на сумму, которая в гривневом эквиваленте превышает 65 млрд грн». На минуточку: это более $8 по тогдашнему курсу.

Это была колоссальная схема аферы, когда через «АктаБанк» просто продавались или выводились огромные суммы валюты – а брали её из запасов Нацбанка и Валютного резерва. Понятно, что для участия в такой схеме Ермолаеву требовалось очень высокое доверие со стороны и «семьи» Януковича, и других группировок «донецких». Собственно, они сами активно пользовались услугами «прачечной» Ермолаева – Виленского. Как мы ранее писали, в феврале-марте 2014-го через «АктаБанк» и «Гринбанк» из Украины было выведено порядка $200 млн, принадлежавших Сергею Арбузову, братьям Клименко и Сергею Курченко. Клевещут, что Курченко банально «кинул» старших партнеров, заявив, что эти деньги «где-то застряли».

Но вы где-нибудь слышали, чтобы кто-то расследовал многомиллиардный «отмыв» денег через «АктаБанк»? А о привлечении к ответственности виновных? То-то и оно.

Также правоохранительные органы хранят молчание как на счет фактического признания Вадимом Ермолаевым аннексии Крыма Россией, так и на счет скупки у оккупантов «отжатого» у украинского государства имущества. При этом наш горе-банкир набрался наглости и попытался через суд «сбить» с НБУ 380 млн грн, мотивируя иск тем, что, мол-де, лицензию у «АктаБанка» отозвали незаконно (ну, подумаешь, $8 млрд увел в тень), из-за чего «утратил возможность владения, пользования и распоряжениями своими акциями». Однако тут судебная система послала Вадима Ермолаева куда подальше, хотя, вряд ли он из-за этого шибко расстроился.

Впрочем, у нашего героя всё ещё остается шанс побывать под следствием, но только не в Украине, а где-нибудь в ЕС. Ведь через принадлежащий ему эстонский Versobank AS, недавно «прихлопнутый» местным финрегулятором, была «отмыта» не одна сотня миллионов евро русской мафии.

Источник: Гипотеза