Замах на алтын

>

Во что может вылиться спор Казахстана и России вокруг единой валюты.

Евразийский экономический союз снова трясет. На этот раз камнем прет - кновения стала идея единого валютного союза. Казахстанский бизнес от возможности введения единой валюты, мягко говоря, не в восторге. Но для Москвы, как говорят эксперты, совместный алтын важнее мнения партнеров, поэтому она готова даже на локальную информационную войну.

Общие деньги

 

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

В середине февраля президент России Владимир Путин поручил Банку России совместно с правительством проработать вопрос создания в перспективе единого валютного союза внутри ЕАЭС. Приехав в марте в Казахстан, Путин предложил Нурсултану Назарбаеву и Александру Лукашенко обсудить возможность унифицировать кошельки граждан Евразийского экономического союза. Почти сразу после этого заместитель председателя Нацпалаты предпринимателей (НПП) Рахим Ошакбаев заявил, что считает такую идею абсолютно бесперспективной. А министр по интеграции и макроэкономике ЕАЭС Татьяна Валовая в интервью русской службе BBC пояснила, что идея валютного союза не рассматривается. Рассматривается лишь вопрос валютной координации между странами. «Мы это понимали еще несколько лет назад: когда создается таможенный союз, любые колебания валютных курсов начинают оказывать воздействие на взаимные экономические потоки, – сказала Валовая. – Чтобы минимизировать эти проблемы, нужна более высокая степень макроэкономической координации и валютной координации».

 

История на этом могла закончиться, но 13 апреля российский экономический журнал «Эксперт» опубликовал на своем сайте материал «Казахстанский бизнес считает бесперспективной идею валютного союза». Автор статьи Сергей Долмов крайне отрицательно отнесся к высказываниям Ошакбаева. «По-видимому, сложившееся положение вещей составляет для некоторых представителей казахстанского бизнеса некую «зону комфорта», которую не хочется покидать, привыкая к новым правилам игры в рамках единого интеграционного объединения», – предположил автор. Кроме того, Долмов написал, что речь идет о фронде президенту Назарбаеву в бизнес-кругах Казахстана. «Незамеченным демарш Ошакбаева не останется. Зная принципы и традиции казахстанской внутренней политики, можно гарантировать жесткую реакцию либо непосредственно в отношении Ошакбаева, пошедшего наперекор президенту, либо в отношении его покровителей или всей антиинтеграционной группировки», – заключил журналист.

Незамеченным «демарш Ошакбаева» действительно не остался. Только, в отличие от прогнозов журнала «Эксперт», казахстанские власти выступили на стороне зампреда НПП. «Хотелось бы отметить, что Казахстан занимает четкую и последовательную позицию по исключению возможности введения единой наднацио-нальной валюты в рамках Евразийского экономического союза, – во всеуслышание заявил вице-министр национальной экономики Тимур Жаксылыков. – Эти вопросы мы не обсуждаем, это не есть тема какой-то повестки дня. Положений по формированию валютного союза, созданию единой наднациональной валюты в договорах о Евразийском экономическом союзе не предусмотрено, и такой работы проводиться не будет».

Реакции Москвы пока не последовало. Промолчал и журнал «Эксперт». Корреспондент «Новой» – Казахстан» попытался выяснить позицию Сергея Долмова по этому вопросу, однако в редакции журнала сказали, что это их внештатный корреспондент, и его контактов нет. На просьбу пригласить к разговору редакторов материала секретарь ответила, что у всего коллектива технический перерыв в работе до 12 мая.

Союзный треск

Казахстанские политологи и экономисты, комментируя содержание статьи и суть конфликта, не стесняясь, называют материал Долмова «доносом». «Я полагаю, что это смело можно назвать попыткой давления на власть, – заявил «Новой» – Казахстан» политолог Айдос Сарым. – Таким образом хотят сформировать негативное мнение в отношении противников единой валюты». Сарым полагает, что у этой статьи можно искать и «казахстанские корни», поскольку это сильно похоже на политический заказ от лагеря апологетов полной интеграции Казахстана в ЕАЭС. Вместе с тем политолог считает, что активное продвижение идеи единой валюты именно сейчас очень выгодно не столько Москве – российское правительство, судя по заявлениям того же вице-премьера Игоря Шувалова, тоже не в большом восторге от этой идеи, сколько лично Владимиру Путину. «Ему сейчас нужно демонстрировать некий позитив, – предполагает Сарым. – Вот, с Украиной не получилось, давайте попробуем [максимально объединиться] с Казахстаном. У Путина в голове есть своя картина мира – весьма нерациональная, и он пытается ее воплотить в жизнь».

Экономист Денис Кривошеев подчеркивает, что Москва обязательно будет настаивать на общей валюте и дальше. «Не может быть на территории империи другой валюты, – прямо формулирует он позицию Кремля. – Москва планирует эмитировать общую валюту – просто потому, что ее финансовая система несоизмеримо больше». При этом Кривошеев добавляет, что, если судить по экономическим показателям, Европа в качестве торгового партнера нам все-таки ближе. Однако «раз мы ввязались в эту свалку», придется отвечать. «Мы сами себе выбрали казнь», – горько шутит экономист.

Иными словами, вопрос единой валюты будет подниматься снова и снова. Айдос Сарым предполагает, что к этому вопросу кулуарно Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин могут вернуться 8-9 мая, тем более что президент Казахстана одним из первых вообще поднимал эту тему (на это, кстати, есть и ссылка в статье журнала «Эксперт»). Хотя в целом это будет работать лишь на разъединение ЕАЭС, который все никак не может заработать в полную силу и пока служит больше источником скандалов, нежели действительно объединяющей структурой. «Идет процесс размежевания стран. Можно говорить о некоем недоверии партнеров друг к другу. А со стороны Москвы такими методами идет процесс завоевания рынка», – заключает политолог.

Впрочем, зампред НПП Рахим ОШАКБАЕВ, заявление которого стало одним из катализаторов обсуждения темы единой валюты в ЕАЭС, не считает, что позициям нового союза что-то угрожает. Свое видение информационной волны вокруг идеи единой валюты он изложил в интервью «Новой» – Казахстан». 

«Никакой группировки нет»

– Вас удивила статья в журнале «Эксперт» о ваших словах относительно единой валюты в ЕАЭС?

– Весьма удивила. Очевидно, озвученная мной позиция казахстанского бизнес-сообщества сильно задела чувства как минимум автора этой статьи. На мой вкус, статья выглядит как достаточно примитивная попытка искусственной политизации нашего мнения, попытка представить наши аргументы как некое «оппозиционное» мнение. И эта попытка настолько абсурдна и примитивна, что на нее, вообще-то, не следовало нашей прессе реагировать, если бы это не был журнал «Эксперт», дочернее издание которого в Казахстане считается весьма респектабельным, и которое правительство и Нацпалата всегда поддерживают.

– Можете ли вы причислить себя к так называемой «антиинтеграционной группировке»?

– Никакой антиинтеграционной группировки нет. Повторюсь, я считаю эти обвинения просто эмоциональной реакцией непосредственно самого автора статьи, из которой не хотел бы делать никаких выводов, даже в отношении такого авторитетного издания, как журнал «Эксперт».

– Статья противопоставляет вас президенту. Как вы думаете, зачем это делается?

– Наша отрицательная позиция об идее единой валюты полностью совпадает с позицией правительства Казахстана и нашего президента. Похоже, автор статьи этого не знает. Напомню, первый вице-премьер Бакытжан Сагинтаев еще на подписании договора о ЕАЭС в мае прошлого года официально сказал, что такой вопрос не предусмотрен договором, не стоит в повестке казахстанского правительства, и мы это обсуждать не будем ни в каком формате. Буквально недавно, принимая во внимание резонанс, который этот информационный вброс получил в Казахстане, Министерство национальной экономики, как орган, отвечающий за евразийскую интеграцию, было вынуждено еще раз выступить с официальным заявлением, что Казахстан исключает возможность введения единой валюты в ЕАЭС.

В целом можно отметить, что автор совершенно не разбирается во внутриполитическом устройстве нашей страны, если предположил оппозиционность Национальной палаты предпринимателей, которая создана самим президентом для развития и консолидации предпринимательского сообщества, а правительство выступило соучредителем.

Поэтому если нас автор статьи обвиняет в некоем «казахском антиинтеграционном заговоре», то можно ответить ему, перефразируя Пелевина, если даже казахский заговор и существует, то проблема в том, что в нем участвуют практически все взрослые казахстанцы, которые дорожат независимостью нашей страны.

– Считаете ли вы Евразийский союз плохой идеей для бизнес-сообщества страны?

– Конечно, нет. Нацпалата всегда и словом и делом заявляла, что мы являемся убежденными сторонниками евразийской экономической интеграции. Казахстанский бизнес заинтересован в получении безбарьерного доступа на общий рынок, который в 10 раз превышает казахстанский, и создании равных, справедливых условий конкуренции на нем. Однако зачастую отрицательную позицию по каким-либо аспектам интеграции пытаются преподносить, как позицию противников этого процесса. Это неверно. Или идут заявления, например, что «без координации нашей валютной и курсовой политики мы не сможем дальше продвигать интеграцию». Но обязательно ли любыми способами нужно «продвигать интеграцию»? Уверен, что интеграция – не самоцель. Она нам нужна ровно до тех пределов, пока отвечает нашим экономическим интересам. В Казахстане подходят с позиции «всеобъемлющего экономического прагматизма» – принципа, который лежит в основе государственной Стратегии «Казахстан – 2050» и который означает, что принятие всех без исключения экономических и управленческих решений должно происходить с точки зрения экономической целесообразности и долгосрочных интересов страны. В приложении к нашему вопросу это означает, что если интеграция в какой-то сфере не принесет нам выгоды, то ее продвигать не нужно.

Такую прагматичную позицию занимает наше правительство по многим вопросам интеграции. Например, мы отказались от унификации транзитных тарифов на железнодорожные перевозки, несмотря на то, что в 2010 году взяли на себя такое обязательство. Правительство не планирует – как минимум до 2025 года – открывать [для России] казахстанский рынок услуг в сфере строительства, каботажных перевозок автотранспортом. Мы не будем создавать так называемое «единое небо» в области авиаперевозок. У нас будет самостоятельная промышленная политика, мы взяли на себя обязательство только в какой-то степени координировать ее с другими государствами – членами ЕАЭС.

Полагаю, что реальные сторонники экономической интеграции, к коим я себя отношу, должны быть заинтересованы в ее устойчивости. А она будет достигнута только в случае, если несет взаимные и ощутимые выгоды для стран-участников, и если субъекты на практике получают хорошее качество и прозрачность наднационального регулирования, которое, как минимум, не уступает по качеству национальному. В конце концов, нужно дать необходимое время для адаптации экономических субъектов к новым условиям ЕАЭС. Если что-то в интеграции не приносит выгоды или ущемляет интересы одной из сторон, то даже, наоборот, нужно отыграть назад. И это абсолютно нормально.

– Почему вам не нравится идея общей валюты? Разве это не поможет вместе противостоять «западной экономической угрозе»?

– Мы в Казахстане ее абсолютно не видим. Наоборот, Казахстан по своим ключевым параметрам развития экономики, качества жизни, гуманитарного измерения хочет быть среди 30 наиболее развитых стран мира. И западные страны – наши основные партнеры, как инвесторы, как носители передовых технологий, практик, институтов.

– Журнал «Эксперт» приводит в качестве примера для подражания идею евро. Можно ли сравнивать евро как общую валюту для стран Еврозоны и идею общей валюты в ЕАЭС?

– Действительно, автор ссылается на опыт Евросоюза, где есть единая валюта евро. Но Евросоюз и ЕАЭС – это разные по природе объединения. ЕС – политическое, ЕАЭС – сугубо экономическое. Интеграция с введением единой валюты будет означать де-факто необходимость создания политического союза, такого, как Европейский союз – со своими политическими институтами: высшим политическим органом (Европейский совет), исполнительной властью (Комиссия), законодательным органом (Парламент и Совет) и прочее. ЕАЭС же – это исключительно экономический союз, что неоднократно подчеркивалось нашим президентом. Именно по его настоянию в названии интеграционного объединения появилось слово «экономический», хотя российская сторона предлагала название «Евразийский союз». А введение единой валюты – это путь к потере политического суверенитета. Следовательно, ни в ближайшем, ни в отдаленном будущем Казахстан не должен вводить единую валюту. Возможность проводить самостоятельную денежно-кредитную политику, не оглядываясь на кого-либо, регулировать объем денег в экономике, доступность кредита, процентные ставки, финансирование дефицита бюджета, уровень инфляции и многое другое есть основа нашей экономической и политической независимости.