Сексуальный коммунизм

Мелихов Анатолий





«Кто водочку не пьёт, тот здоровеньким помрёт!» — любит иногда пошутить полковник авиации художник Владимир МЕЛИХОВ

«Кто водочку не пьёт, тот здоровеньким помрёт!» — любит иногда пошутить полковник авиации художник Владимир МЕЛИХОВ


Боясь, что, заняв Москву, немцы их изнасилуют, комсомолки-девственницы спешили отдаться красноармейцам


В Москве с огромным успехом прошла выставка 95-летнего художника-наивиста Владимира МЕЛИХОВА. Почти на всех картинах полковника в отставке, лауреата Сталинской премии изображены обнаженные женщины. Почему, задал художнику вопрос репортер «Экспресс газеты», а в ответ услышал такое, о чем до сих пор стесняются написать многие изучающие советский быт историки.


- Владимир Федорович, почему все женщины на ваших работах обнажены?
- Я родился на Азовском море в городе Мариуполе, жил в большом родовом доме. В 1918 году его отобрали и семью переселили в уплотненную комнату с сараем. Окошко этого сарая, где мы, дети, играли, выходило на пляж, а на пляже по тогдашней моде все дамы загорали голышом. Они, не стесняясь, позировали мне подростку.
Мои ранние художества закончились в 1932 году, когда я уехал в Ленинград и поступил в Горный институт. Правда, вскоре оттуда меня перевели в Академию имени Дзержинского. Страна начинала готовиться к войне. На военных сборах слушатели академии получили приказ обустраивать территорию вокруг казарм. Подходит командир, дает приказ: «Ты рисуешь, так сооруди перед штабом на земле портреты наших классиков — Маркса, Энгельса, Ленина и нашего вождя, великого Сталина. Работать будешь с галькой и цветными песками». На это ушло у меня два дня. Когда прибыло командование, все увидели большие, прекрасные портреты, которые я соорудил, глядя на плакаты. Все были со своим характером, Сталин особенно был красив, сделанный из серой гальки и красного песка.
Потом я взялся за серьезные материалы — фанеру, масло, но нарисовать ничего не успел. Понеслись события за событиями. То Халхин-Гол с самураями, то белофинны под Ленинградом. После окончания академии был направлен в закрытое авиационное предприятие в Кунцево.
Коридоры и кабинеты оказались зловеще пусты. Прежний состав был подчистую репрессирован. Молодым пришлось в скором порядке поднимать военное производство. На финском фронте наши летчики терпели поражение за поражением. Зима доходила до минус 41 градуса. Финны косили наших красноармейцев без счета, ведь наши пушки не стреляли — замерзала смазка, буденновки на рыбьем меху не грели. Мы решали задачу: делать морозоустойчивые снаряды для финского фронта. Выполнили в кратчайший срок. И я, как молодой специалист, получил комнату в большом доме на Гоголевском бульваре.
Возвращаясь вечером домой, я видел много разгуливающих девочек. В Москве в это время начинали строить метро, и один из соседних домов перешел в управление метрополитена. Иногородних работниц там поселили. Еще любили эти места студентки из медицинского института. В общем, выбор натуры был большой. Девочки меня любили и с удовольствием заходили в гости. Я писал их портреты и «чикался» много раз за ночь, а потом еще разик-два перед выходом на работу.






Большинство работ МЕЛИХОВА...

Большинство работ МЕЛИХОВА...

- Никогда не слышал, что в строившей социализм стране была такая свобода нравов.
- В соседнем доме жили мать и дочь. Они разделили площадь на две половинки. Когда я приходил к ее дочери, мы завешивали нашу территорию одеялом. Один раз мы начали «чикаться» и услышали, что открывается дверь. Пришла мать, и не одна, а с кавалером. Так мы «чикались» всю ночь каждый на своей половинке, а утром вместе пили чай. Матери моей девочки не было еще 40 лет. Она была очень привлекательна. Мужчина, а он оказался командировочным, оставил ей на столе деньги. В дальнейшем я не раз бывал в этой комнате и удовлетворял и мать, и дочь. Денег не платил, приносил вино и бублики. Так, ежедневно «чикаясь», я и «дожил» до начала Отечественной войны.






...воспевают женскую красоту

...воспевают женскую красоту

О том, что она будет, мы знали заранее, поняли по все усложнявшимся задачам, которые ставили нашему закрытому предприятию. Страна наращивала вооружение. Но немец все равно очень быстро оказался у самой Москвы. По столице шли слухи, что немцы войдут в город. На нашем бульваре появлялись совсем юные девушки, которые перед приходом немцев спешили отдаться своим соотечественникам. Доходило до курьеза. Наиболее смелые и назойливые просто требовали совокупления. Наступил какой-то сексуальный коммунизм — бери любую. Девочки объясняли свое поведение словами: «Все равно нас изнасилуют, так лучше с вами». Это были те девчонки, которые потеряли надежду на эвакуацию.

Дома отдыха — завуалированные бордели


- Немцы наступали со всей своей мощью. Некоторые мотоциклисты прорывались уже на Колхозную площадь. Они, конечно, уничтожались, но трупы убитых в центре Москвы немцев все-таки сеяли панику. Тем временем меня эвакуировали на Урал в Новую Лялю для организации военного производства. Через полтора месяца страна получила нужные боеприпасы, а я — первый орден.
Мне довольно часто приходилось вылетать на фронт. Производимые нашим заводом самолетные пушки давали осечку, и каждый раз представители НКВД готовы были арестовать виновных. Я обязательно находил причину, спасая жизнь себе и многим другим, доказывал, что пушки часто взрывались по людской невнимательности. На дольную часть пушки надевается колпачок, чтобы в ствол не попадали посторонние предметы. Если не снять колпак, снаряд разрывался раньше времени. Были и другие причины, побывал я на разных фронтах и всего повидал. О тупости и пьянстве некоторых военачальников и не расскажешь.
За время войны не написал ни одной картины. Вновь встал за мольберт только в 1949 году в доме отдыха. По званию мне был положен отдельный номер. И уж там-то давал волю своей любвеобильности. Многие красотки отдыхали одни и только «чиканья» и хотели. Я понял, что советские дома отдыха — это завуалированные бордели.
- А как же ваша жена?
- Да, я давал повод для ревности, но мои увлечения были короткие и несерьезные. Нет мужчин, которые бы не изменяли женам. Но изменять можно бурно, со страстями, а можно обыкновенно, по нужде. Я всегда возвращался к своим женам, как будто перед этим выполнил очень важную работу. Жена меня любила. Это мой тыл, и любовь к ней только крепла. Правда, она очень скандалила. Но моя повышенная потенция ее успокаивала.
- Вы разбираетесь в женщинах?
- Молодым мне казалось, что я их понимаю и чувствую. Постепенно выяснялось, что я их все же до конца не знаю. Женщина — самое прекрасное, что создано Богом для мужчины на земле. В последнее время именно об этом я веду разговоры со своими правнуками.


Источник: “https://www.eg.ru/society/16049/”